Белорусские коллаборационистские формирования в эмиграции (1944-1945): Организация и боевое применение

Специальный десантный батальен "Дальвиц" и националистическое партизанское движение

В июне 1944 года в результате отступления из Белоруссии многие солдаты белорусской полиции и БКА оказались на территории Восточной Пруссии. Здесь, при диверсионно-разведывательной школе абвера в местечке Дальвиц, из наиболее подготовленных солдат и офицеров, было создано новое воинское формирование. Это произошло в июле 1944 года. Со временем это формирование стало проходить по немецким документам как Специальный десантный батальон "Дальвиц" (Landung Bataillon zur besonderen Verfügung "Dalwitz"). В организационном отношении батальон подчинялся Абверкоманде-203.

По замыслам руководства абвера, его личный состав должен был использоваться в тылу наступающих советских войск для проведения разведывательных и диверсионных операций. Руководство белорусских националистов (например, уже упоминавшейся БНП), в принципе, планировано использовать его также. Однако по их мнению, все действия батальона после его заброски в советский тыл должны были быть нацелены на организацию партизанской борьбы и вооруженного восстания в Белоруссии.

"Дальвиц" комплектовался в основном из солдат и офицеров БКА, которые должны были иметь опыт боевых действий, и наиболее подготовленных и физически развитых членов СБМ. При зачислении в батальон значительное внимание уделялось тому, "предан ли доброволец белорусскому делу или нет". Вербовка велась скрытно и без обычной в таком случае пропагандистской компании. В результате к осени 1944 года личный состав батальона насчитывал более 200 человек, которые были распределены по двум ротам:

  • 1-я "Северная" (командир -лейтенант Андрей Рудак);
  • 2-я "Южная" (командир - лейтенант Михаил Зуй).

В случае неизбежных потерь батальон должен был черпать резервы из 1 -го Кадрового батальона БКА [8].

Командиром батальона, который отвечал за его военную подготовку, был назначен майор Иван Гелда. Его помощником по политической части, который следил за моральным состоянием солдат, стал майор Всеволод Радько. Однако общее руководство батальоном осуществлял майор Герулис - начальник школы абвера, где он дислоцировался (позднее, в ноябре 1944 года, его сменил лейтенант Шретер, который пробыл на этой должности до декабря 1944 года). Кроме того, в качестве офицера-пропагандиста в батальон был назначен бывший шеф СБМ Михаил Ганько [9].

Белорусские десантники изучали подрывное и саперное дело, топографию, тактику ведения партизанской войны, все типы огнестрельного оружия и учились прыгать с парашютом. Кроме того, небольшая группа девушек (в основном из числа членов СБМ) готовилась в качестве радисток и медсестер. Весь курс подготовки был рассчитан на 4-6 месяцев, однако, в связи с быстрым продвижением Красной Армии, его были вынуждены сократить. Известно, что 28 августа 1944 года батальон посетил президент БЦР Радослав Островский, который произнес перед курсантами речь и поздравил их с успехами в учебе.

В начале ноября 1944 года "Дальвиц" был передислоцирован в местечко Вальбуш под Быдгощем (Польша), где продолжил свою подготовку. Позднее его перевели в район Берлина [10].

***

Еще во время своей подготовки в Восточной Пруссии личный состав батальона "Дальвиц" принял участие в нескольких диверсионных операциях в тылу у Красной Армии. Для их осуществления с немецких самолетов на территорию Белоруссии было сброшено несколько специальных групп, в задачу которых входило совершение диверсий в советском тылу, сбор и передача разведывательных данных, а также организация национального партизанского движения. Среди этих групп, прежде всего, следует назвать:

  • Группу Глеба Богдановича, которая в составе 28 человек была 17 ноября 1944 года десантирована в районе Вильнюса (Литва). Эта группа успешно действовала до июня 1945 года, после чего передислоцировалась в Польшу, где долгое время сражалась с коммунистами вместе с отрядами польской Армии Крайовой.
  • Группу Яна Гинько, которая 17 ноября 1944 года была высажена в районе Лиды (Белоруссия). Однако уже в декабре 1944 года этот отряд был разгромлен частями НКВД.
  • Группу Евгения Жихаря, которая в декабре 1944 года была десантирована в районе местечка Постов (Полоцкая область, Белоруссия). К середине 1945 года на базе этой группы удалось организовать партизанский отряд, который за все время своей деятельности ликвидировал более 30 сотрудников НКВД и сторонников советской власти. В 1955 году отряд был уничтожен частями НКВД [11].

Однако наибольшую известность приобрела группа видного члена БНП Михаила Витушки, которая 17 ноября 1944 года высадилась на парашютах в районе Вильнюса (Литва). Со временем, в 1945-1946 годах, Витушке на основе своей группы удалось создать мощную партизанскую организацию, которая в исторической литературе получила название "Черный кот", или Белорусская освободительная армия (Беларуская вызвольная армія; БВА).

Организационно БВА состояла из регулярных партизанских отрядов и членов вооруженного подполья ("ударников"), которые вполне легально работали в колхозах, своих хозяйствах, на предприятиях и в учреждениях, однако время от времени принимали участие в боевых операциях. Во главе БВА стоял Главный штаб, которым командовал генерал-майор Витушка и его заместители - Ахрем и Михаил Шукайлович. В составе БВА были не только белорусские отряды, но и литовские, латышские, немецкие (главным образом, из "Вервольфа") и украинские, которые в основном действовали в западной, северной и центральной Белоруссии, а также в Прибалтике.

Отряды БВА проводили операции на железной дороге, взрывая или захватывая поезда, нападали на склады или гарнизоны Красной Армии, на деревни, местечки и города, освобождали заключенных из тюрем и концлагерей. Делали нападения на банки с целью добывания средств, необходимых для обеспечения подпольной и партизанской борьбы. Боевики БВА организовывали террористические акты против представителей советской власти, членов коммунистической партии, сотрудников милиции и НКВД. По некоторым данным, в октябре 1948 года была предпринята попытка организации покушения на Иосифа Сталина. Руководство БВА проводило и большую пропагандистскую работу. Центральным печатным органом ее штаба была газета "Души большевистскую гадину!" ("Душы балъшавіцкую гадзіну!"), главным редактором которой являлся Михаил Шукайлович. Кроме того, штабом и отдельными отрядами БВА издавались десятки газет, журналов, плакатов и извещений, которые распространялись не только среди партизан, но и среди местного населения.

В эмигрантских источниках есть известия, что БВА продолжало активно действовать до 1950 года. Но и в последующие годы от имени этой организации проводились операции, направленные против советских властей. Однако это была уже, скорее, деятельность вооруженного подполья, а не партизанского движения [12].

В целом же деятельность БВА до сих пор покрыта тайной, так как основная информация о ней содержится в закрытых архивах КГБ. Из сказанного выше видно, что известна только общая характеристика этой организации и общие направления ее деятельности. Однако до сих пор неясно, сколько и какие отряды входили в БВА. Исключение составляет только один из самых активных (из известных на сегодняшний день) - Борисовский партизанский отряд (Барысаўскі партызанскі. аддзел) БВА. Это формирование действовало в районе Борисова (Белоруссия) и в соседних районах во второй половине 1940-х годов. В 1948 году, во время карательной операции против отряда войска НКВД использовали отравляющие газы. Через год об этом стало известно на Западе благодаря одному из партизан, который смог пробраться в Германию через Западный Берлин. В целом же дальнейшая судьба этого отряда неизвестна [13].

К числу малоизвестных операций батальона относится также спасение рижского архива белорусской эмиграции, инициатором которого был генерал-майор Константин Езовитов. Как известно, он отплыл из Риги в Германию в августе 1944 года, где вскоре был назначен "военным министром" БЦР. Получив такие полномочия, Езовитов решил попробовать спасти свой архив и библиотеку. Эта акция была вполне реальной, так как латышская столица еще находилась под контролем немецких войск. Осуществить ее было поручено двум молодым десантникам "Дальвица" - Николаю Рулинскому и Филиппу Давидчику. Через Шауляй и Лиепаю они благополучно добрались до Риги, откуда и вывезли в Берлин три ящика с документами, книгами и личными вещами генерала. Следует сказать, что спасение документов, "изобличающих его контрреволюционную деятельность", не сильно помогло Езовитову: в конце войны он был арестован советскими спецслужбами и в 1946 году казнен [14].

Судьба же той части батальона "Дальвиц", которая осталась в Германии, сложилась следующим образом. 20 марта 1945 года в Берлине состоялось совещание, на котором с белорусской стороны присутствовали Радослав Островский, Иван Гелда и, ставший к тому времени командиром батальона, майор Радько. Немецкую же сторону представлял начальник всех диверсионных отрядов СС СС-оберштурмбаннфюрер Отто Скорцени.

На этом совещании было достигнуто соглашение о проведении операции под кодовым названием "Василек" ("Валошка"), план которой заключался в следующем. Батальон разбивался на группы по 25-30 человек каждая, которые, будучи выброшены в тылу наступающих советских войск, должны были самостоятельно проводить операции диверсионного характера - взрывать мосты, уничтожать транспортные средства, воинские склады и т.п. Кроме того, на членов групп возлагалась обязанность по проведению разведки мест дислокации частей Красной Армии. Каждая группа должна была налаживать связь с местным населением для последующей организации вооруженной борьбы. Посредством установления радиосвязи между группами планировалось объединить все антисоветские партизанские формирования в крупные по численности отряды и развернуть по всей Белоруссии массовое движение сопротивления. Этот, последний пункт соглашения был наиболее важным, так как в БЦР полагали, что группы, выброшенные в октябре - декабре 1944 года, были уничтожены раньше, чем смогли организовать такое движение, а о деятельности группы Витушки руководство белорусских националистов и вовсе долгое время не подозревало.

По замыслам Скорцени, каждый десантник вооружался автоматом со 100 патронами к нему, револьвером с 50 патронами и 1,5 кг взрывчатки. Общий вес груза у одного человека не должен был превышать 25 кг. Каждая группа парашютистов должна была иметь портативный печатный станок. На 25-30 человек предполагалось иметь один ручной пулемет, один портативный миномет, несколько противотанковых гранат и мин. Кроме того, каждая группа обеспечивалась полным запасом продовольствия в концентратах и консервах и запасом медикаментов. В состав каждой группы планировалось включить двух радистов.

Отсутствие необходимого количества военно-транспортных самолетов вынудило немцев разработать план пешей переброски батальона в Белоруссию. Скорцени предложил подвезти десантников на машинах к линии фронта, откуда они должны были уже самостоятельно пробиваться на Восток, в районы, где еще находились в окружении немецкие подразделения. Этот план вызвал протесты майора Радько, который полагал, что в таком случае батальону угрожало бы преждевременное уничтожение или включение в состав одной из окруженных немецких частей. В любом случае дальнейшие планы относительно развертывания в Белоруссии движения сопротивления оказались бы невыполнимыми. В этой ситуации некоторыми членами руководства БЦР было предложено включить "Дальвиц" в состав будущей белорусской дивизии войск СС на правах отдельного подразделения. Однако и на этот шаг командование батальона не пошло, не без оснований опасаясь, что его включение в состав любой воинской части приведет к превращению десантников в обыкновенных пехотинцев.

По целому ряду фактов планы Скорцени в отношении батальона шли намного дальше: он предполагал довести его численность до 700-800 человек и сформировать на его базе специальный разведывательно-диверсионный полк (в него помимо белорусов должны были войти и украинские формирования) [15].

***

В апреле 1945 года личный состав "Дальвица" получил новый приказ БЦР. В нем говорилось, что батальону необходимо отступать в Чехию, где затем попытаться сдаться наступающим американским войскам. Однако вместо встречи с американцами батальон попал в засаду чешских партизан-коммунистов, которые и разоружили его личный состав. На удивление, чехи не стали расстреливать десантников, а отпустили их. После этого майор Радько объявил о расформировании батальона. Его личный состав был поделен на группы, которые стали пробиваться либо на Запад, либо в Белоруссию. Так, например, группам Радько и Гелды удалось перебраться в район Белостока (Польша), где в июне 1945 года их разгромили части НКВД. Оба же бывших командира "Дальвица" были арестованы [16].

Несмотря на то что большая часть личного состава батальона не участвовала в боевых действиях, он сыграл исключительную роль в подготовке командного состава белорусского антикоммунистического партизанского движения. Его десантники смогли частично объединить стихийно возникшие партизанские отряды и сформировать из них организованные единицы. Но и индивидуальная деятельность военнослужащих батальона также была довольно значительной. Например, известен такой факт, что в 1956 году органы государственной безопасности советской Белоруссии разыскивали, по разного рода ориентировкам, еще 57 десантников "Дальвица".

Крыніца: Романько О.В. Коричневые тени в Полесье. Белоруссия 1941-1945.

Крыніцы:

  • [8] Чуев С.Г. Спецслужбы Третьего рейха: В 2 кн. СПб.-М., 2003. Кн. 1. С. 197-198.
  • [9] Личный архив О.В. Романько. Без автора. Іван Гелда. С. 2-3.
  • [10] Беларускі нацыяналізм: Даведнік. Мінск, 2001. Беларускі дэсантны батальён "Дальвіц".
  • [11] Беларускі нацыяналізм: Даведнік... Багдановіч, Глеб; Пнько, Янка; Жыхар, Аўген.
  • [12] Беларускі нацыяналізм: Даведнік... Вітушка, Міхал; "Чорны кот".
  • [13] Беларускі нацыяналізм: Даведнік... Барысаўскі партызанскі аддзел "Чорнага ката".
  • [14] Ёрш С. У пошуках apxiваў Кастуся Езавітава // Беларускі Рэзыстанс. 2004. № 1.
  • [15] Чуев С.Г. Указ. соч. С. 201-204.
  • [16] Беларускі нацыяналізм: Даведнік... Беларускі дэсантны батальён "Дальвіц".